12-01-2017

  • Posted on: 18 February 2017
  • By: Anuta

Я почти не говорю. Вторая волна знакомых, которые еще терпели сложности общения с нами, была смыта и расстворилась в утреннем тумане. К сожалению, волна утащила с собой и моего ребенка. Еще оставшиеся знакомые утешают сентенциями: "хорошая девочка", "умная девочка", "она все поймет". Я и не сомневаюсь в словах знакомых, я ей горжусь, но она меня немного потихоньку убивает, пытаясь выглядеть 'хорошей девочкой" и вести тот образ жизни, который ей нравится. Ма сейчас живем просто три человека вместе. Семьи больше нет, поскольку такого чуда не бывает без ребенка, а я накачана таким количеством лекарства плюс бездвижность и глухота, ислючают шанс на еще одного ребенка. Скорее у мужа появится второй ребенок. Для него это уже перебор.

Стала забывать слова и буквы в словах. Пока пишу - легче, а вот навыки языковой речи я теряю. С мужем я не могу говорить о своих странностях, а психолога у меня уже полгода нет. Становится все хуже. Появились моменты агрессиии и проблемы с памятью. Я начинаю говорить предложение и к концу его забываю о чем собственно говорила. Мне начинают повторять то, что я сказала, но уже поздно. Я забыла смысл предложения. Ну и кому захочется  блеять как овца и подыгрывать в игре : у тебя все в порядке. Периодически легкие переходы в другие миры, которые спасают, как парашют. он настоящего. Возврат дается тяжело. Раньше у меня была цель - выкорабкаться ради семьи. Сейчас я держусь ради Саши, но цель пропала. Даже если мне станет лучше мы  будем сидеть дома, а на все мои завлекательные предложения муж будет придумывать отговорки. Возраст тоже крутится по часовой стрелке.

Дочь молчит и ищет жилье. Мой последний защитный барьер рухнул - я впала в ступор и замолчала. Пишу накачанная лекарствами и уверениями в моей хорошести как матери. А я рада, что она здорова, учится в одном из лучших университетов страны, будет жить вместе с друзьями, которые у нее есть. Мне кажется, что она наслаждается жизнью - это самое главное, а остальное жизнь расставит по своим местам. Она даже не понимает, что если она сейчас придет ко мне, то все будет как прежде. У меня нет ненависти или обиды по отношению к ней - продукт моих педагогических усилий демонстрирует результаты воспитания. Мы сидели недавно вспоминали, как 4 года назад, когда я уже заболела, мы приняли решение поручить Алине готовить ужин один раз в неделю. Два месяца мы ели спаржу, залитую растопленным сливочным маслом, и еще что-то невкусное, но как любящие родители поощеряли ребенка: постоянно хвалили. Пока у папы не закончилось терпение. Он попросил ее придумать что-то еще, потому что кушать хочется и моча странно пахнет. Пришла очередь коробочек. В ближайшем супермаркете стоит ряд коробок с полузаготовками и инструкциями блюд из разных стран мира - обошлось нам это знакомство недешево. 

Потом ребенок открыл для себя тортики в коробочках, которые засыпаешь в миксер, добавляешь яйцо или воду, взбиваешь и торт готов. Потом дочь обмазывала его толстым слоем мягкого шоколада, потом тонкий слой ягод и взбитые сливки. По калорийности тортик тянул на миллион каллорий, причем дочь его не ела, а папа не мог удержаться - любит сладкое. Через два месяца Саша взмолился, потому что ему надо уже худеть. Но к этому времени Алинке даже понравилось готовить: она купила несколько кулинарных голландских кнуг, в которых были собраны французские рецепты. Надо сказать, даже один раз в неделю не готовить весьма позитивно отразилось на муже. У него появилось хоть немного свободного времени.

На улицах появились деревянные небольшие шкафчики с книгами, похожие на скворечники. Ты кладешь туда книги, которые уже прочитал и не хочешь захламлять квартиру, а другой человек, может хочет прочитать и не надо платить библиотечные взносы. Все держится на порядочности, но на самом работает. Похоже книги читают в этой стране правильные люди, даже если книги - полное дерьмо.